Блог
О чЁм не рассказывают топы





Мария Морозова о полезном для консультирования руководителей

Мария Морозова — eхecutive coach, генеральный директор BuroAkzent, Глава Комитета по этике Ассоциации Русскоязычных коучей (АРК), Член Совета Директоров ICF Россия (International Coach Federation) 2013- 2014 г., Соавтор курса «Коучинг для деловой среды» Школы Бизнеса МГИМО, Преподаватель модуля «Коучинг для карьерных консультантов» в ШКМ.
Спикер Career Forum 2018.

Почему топы «плачут»
«Индустрия успеха» формирует образ сильного лидера «без страха и упрека», человека, добивающегося своего, смело принимающего решения и, конечно, прекрасно образованного в самой престижной бизнес-школе.

Руководителю уже с линейного уровня внушают, что он — ролевая модель для подчиненных — соответственно, должен быть безупречен.

Высокий стандарт провоцирует тревожные состояния как у простого служащего («мне никогда не стать таким»), так и у самих топ-менеджеров («я не такой»).

Давайте вспомним, что высокие должности занимают обычные люди. И попадают они туда различными путями — кто-то благодаря настойчивости, результативности и прочее, а кто-то — волей случая. А специфика существования на вершине у всех одинаковая — огромная ответственность за решения и свобода=самостоятельность в выборе пути. Никто не скажет, что и как лучше делать — все ждут от топ-менеджера этих рекомендаций. И лидер как никто другой понимает, какова цена его ошибки.
Чего боятся топы
Чаще всего тревоги топ-менеджера скрыты: о них говорить не принято. Однако мы можем собрать некоторые самые популярные из них:


1. «Таких должностей как у меня всего несколько в стране. Если я потеряю место, найти другое будет почти невозможно».

2. Если у нас сменится Генеральный (вице-президент, главный акционер и др.), он приведет свою команду, а я буду не нужен.

3. Цена решения, которое я принимаю сейчас по сделке, — миллионы (миллиарды и пр.). Если ошибусь, моей репутации настанет конец.

4. Я работаю 24 часа в сутки. Мои дети растут без меня. Я оплатил сыну блестящую школу в Лондоне, а он холоден со мной. Что будет дальше с моей семьей?

5. Мне не с кем обсуждать рабочие проблемы. Довериться коллегам просто опасно. Друзья или жена меня вряд ли поймут. Я чувствую, что меня хотят убрать/подсидеть, но не знаю, что с этим делать.

6. Если я потеряю доход, я не смогу содержать семью, как раньше. Это будет провал, поражение. Этого нельзя допустить, я не переживу позора.
Впрочем, обычно первый запрос на коуч-сессию звучит очень безопасно — например, «хочу найти баланс между работой и личной жизнью». Однако он редко бывает истинным. С тем, что лежит на поверхности, сильные лидеры справляются сами. А прояснить настоящую цель помогает клиенту опытный коуч — что действительно нужно решить, что реально беспокоит, куда двигаться.

ЛАЙФХАК
Важное в работе с топами:


  • самое важное в коммуникации с такими клиентами — это выстраивание доверительных отношений, безусловное понимание и принятие. Помимо этого высокому руководителю необходимо быть уверенным в абсолютной конфиденциальности. Человеку на вершине особенно нужна поддержка коуча, ибо он крайне редко запрашивает и получает ее у своего окружения;

  • что характерно, к коучу чаще всего обращаются люди, способные взять ответственность за свою жизнь. Просто им надо «об кого-то подумать»;


  • привычка топ-менеджера быть сильным и демонстрировать социально ожидаемое поведение затрудняет этот поиск и вызывает сильные защитные реакции у клиента. Однако, если коуч понимает специфику «среды обитания» топ-менеджера, он найдет подход.
Какими еще бывают скрытые запросы в карьерном консультировании?
На CAREER FORUM 2018 Мария раскроет еще больше тайн. Она выступает в секции «Карьерное консультирование».
Уважаемые читатели: полное или частичное копирование материалов сайта возможно только при указании ссылки на источник.
Просим уважительно относится к труду наших авторов.
30/06 старт онлайн-группы

- Ты HR? Посмотри мое резюме?

Получите новую hr-специализацию и источник дохода.
Читайте больше интересных материалов в нашем блоге:
Показать ещё...
Made on
Tilda